октября 3028 года,

09:00

- Радируй этим засраным параноикам еще раз. Скажи им, что Мария Моргрэйн повторяет снова, что ее войска не собираются грабить эту планету. Мы здесь только перезарядиться, и по приглашению Хендрика. Скажи им также, что если они пошлют еще хоть один трусливый вопль о помощи за пределы планеты, то наши планы изменятся.

Мария Моргрейн мрачно глянула на капитана "Нет ярости" – И я не шучу. Если эти кретины продолжат бряцать оружием, я лично спущусь туда и забью их же антенну под корень им же в глотки!

Она направилась к дверям мостика, - Я буду в своей каюте.

Проследовав по извилистым и тесным коммуникациям "Ярости", она октября 3028 года, наконец достигла проема, соединявшего "Ярость" с ее флагманским судном, "Сигрун". Прогулка была безмолвной, экипаж не заговаривал с нею, пока она сама к ним не обращалась, и данное правило превосходно работало в обе стороны. Новым рекрутам тоже не требовалось так уж много времени, чтобы отучиться вытягиваться и салютовать.

Она набрала код на двери каюты, но дверь так и не открылась. Мария вбила код снова, но чертова дверь опять даже и не шевельнулась. Пробормотав ругательство, она врезала кулаком по переборке, встала на колени и потянула рукоять аварийного открывания, медленно отворяя дверь. С каждым качанием рукояти злость ее подымалась все выше октября 3028 года,.

Оказавшись внутри, Мария вновь опробовала пароль и дверь послушно захлопнулась. Одарив ее ненавидящим взглядом, пиратка двинулась к столу, схватившись за голо-запись от Гримма. Пластиковый корпус показался пальцам блаженно прохладным, когда она включала ее.

Что в действительность Гримму было от нее нужно? В задницу это его "Слишком много планет в слишком короткие сроки". Драки действительно платят ему за рейды, это наверняка, но подо всем этим должно скрываться что-то еще. Никаких других сил, могущих бросить Гримму вызов, поблизости нету, если только пираты Пояса не набрели на что-нибудь. Нет, он явно пытался избавиться от одного их них.

Встав октября 3028 года,, Мария двинулась к стене, рядом со своей койкой. Двумерная карта сферы была повешена поверх вид-экрана, не работавшего вот уже несколько месяцев и Мария на нее уставилась.

Он не мог пытаться избавиться от нее, их войска не пересекались так уж часто. Да, они не испытывали друг к другу особой любви после того, что он сделал с Райаном в 17-м, но какой смысл мстить после стольких долгих лет?

Упоминание Райана заставило ее помедлить. Райан. Ее не было рядом в тот день, когда Гримм изгнал его с Оберона, но вернувшись, она услышала добрую дюжину историй о том, как и за что октября 3028 года, это произошло: уничтожение города Лиги Свободных Миров; пойман спящим с дочерью Гримма, Эллой; убил лиранского посла с Икара; и так далее, и так далее… Она так и не смогла выяснить истину. Гримм отказался сообщить ей, что произошло, сказав, что это личный вопрос между ними обоими, но он зашел слишком уж далеко, запретив ей загружаться, и отправиться на поиски Райана и их отношения более не были прежними.

Она любила Райана, но, невзирая на все ее попытки, так и не смогла связаться с ним. Его вообще никто не мог отыскать, и Мария в последовавшие годы оборотила свой гнев за утрату возлюбленного на Гримма октября 3028 года,, в конечном итоге забрав верных ей людей устраивать рейды уже сами по себе. Гримм, должно быть, был счастлив несказанно, когда она от него отстала. Если честно, ее до сих пор беспокоило то, что она так и не узнала причины изгнания. Наиболее упорным слухом был тот что Райан спал с дочерью Гримма. Мария знала, что подобное вполне могло быть, уж такой он был человек, но в тайне надеялась, что это было не так. Она могла махнуть рукой на то, что Райан поубивал каких-то там гражданских на какой-то там планете, на которой она сама и не была то никогда, но октября 3028 года, не на предательство.



Года два назад Мария наконец выяснила его местонахождение, но прошло слишком уж много времени, маловероятно, что у нее, да и у него хватит сил и желания возобновить былые отношения. Она знала, что это так, когда в прошлом году рота людей Райана ограбила планету Валькирата Последний Шанс, повредив несколько фабрик и смывшись со всем годовым урожаем. В итоге прошлый год выдался тяжелым, утрата такого количества еды заставила многих голодать, и ее валькирии требовали крови. Впрочем, Марии было ясно, что месть желудки не наполнит.

После подобного от одной только мысли о том, чтобы вновь увидеться с Райаном октября 3028 года, у нее сводило живот. И тут ее осенило. А не по душу ли Райана собрался Гримм?

Мария скривилась. И хочет проделать все ее руками.

Она рухнула на койку. Все обретало смысл. В записи Гримм выражал сожаление по поводу утраты Марии и верных ей людей, но также и поздравлял ее с достижениями в стабилизации Валькирата, намекая, что будущее может оказаться и еще светлее.

Мария должна была признать, что без присутствия Райана на общей картине, мысль об альянсе с Гриммом имела свои плюсы. Им не потребуется так уж много усилий, чтобы раскатать фон Странга. У них будет собственное небольшое октября 3028 года, государство и тогда эти сфероидные ублюдки воспримут их всерьез.

Сев прямо, она заставила себя выкинуть эти бредни из головы.

Жить с Гриммом все равно, что стать одной их тех, кого она так ненавидела, ничуть не лучше всех этих лордов-наследников. Свобода, которой она наслаждалась сейчас, была именно тем, чего она жаждала все эти годы.

Встав, она вновь уставилась на карту. Пристально ее поизучав, она медленно расплылась в улыбке, очерчивая пальцем миры Оберонской Конфедерации.

Все-таки есть что-то в управлении собственным королевством, пусть и пиратским


documentbaizxsb.html
documentbajafcj.html
documentbajammr.html
documentbajatwz.html
documentbajbbhh.html
Документ октября 3028 года,